Интервью для Rock Oracle

2011 © Kira K., Rock Oracle

      "В феврале 2010 года, почти год спустя после записи первой песни для следующего релиза Sopor, моей матери поставили диагноз "рак желудка". По прошествии четырех месяцев и девяти химиотерапий я заканчиваю оформление первой части трилогии "A Triptychon of Ghosts", и круг вот-вот замкнется". Такое сообщение Анна-Варни Кантодеа оставила в своем MySpace-блоге в июне прошлого года. Месяц спустя ее мать скончалась. Новый альбом рождался в атмосфере скорби и траура: хотя родители Анны-Варни постоянно избивали ее, она считает свое детство счастливым. Тема противоречий и конфликтов, мучивших Анну с юных лет, красной нитью проходит через творчество Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows. Вообще, Анну-Варни, эту самопровозглашенную богиню, окружает очень много мифов, и понять, где правда, где ирония, а где выдумка - сложно.
      Но вот несколько фактов: Sopor Aeternus (в переводе "вечный сон") был основан в 1989 году в Германии. Изначально в проекте принимало участие два человека, однако Хольгер, о котором нет практически никаких сведений, вскоре покинул проект. На данный момент под ярлыком Sopor Aeternus & The Ensemble of Shadows вышло полтора десятка альбомов. Вокальные партии исполняет исключительно Анна. Она предпочитает одиночество и никогда не выступает живьем. А вот несколько фактов из мира, в котором живет Анна. Она относит себя к так называемому пятому полу, то есть к "трансформировавшимся". В ее случае это означает, что "стопроцентная женщина, воспринимаемая как женщина, была рождена в теле мужчины". Во снах ей являются тени, духи, которые передают ей свои мелодии из другого мира, и которые она затем переносит в наше измерение. Как вы воспринимаете ее и ее творчество, дело ваше. Мифотворчество и распространение слухов мы оставим другим, в свою очередь предлагаем Вам самим прикоснуться к тайне этого существа и прочитать интервью с Анной-Варни Кантодеа.

      Rock Oracle: Расскажи, пожалуйста, о видео с одноименного ЕР "A Strange Thing to Say". Если я не ошибаюсь, оно было снято в городе-призраке Баннак в США, почему ты выбрал(а) такое место?
      Anna-Varney Cantodea: Потому что оно прекрасно подходит музыке и содержанию песни. Кроме того, это волшебное место.

      Rock Oracle: А как ты вообще узнал(а) об этом городе?
      Anna-Varney Cantodea: О, об этом месте рассказал знакомый знакомого, который потом предложил это место мне. Я искал(а) в интернете фотографии, хотел(а) узнать, как оно выглядит, и тут же полюбил(а) его.

      Rock Oracle: Как проходила работа? Как тебе там понравилось?
      Anna-Varney Cantodea: Мне очень понравилась наша поездка в это мeсто. Было холодно, и даже шел снег, более того, кроме меня и мальчика с камерой там никого не было, так что никто не действовал на нервы. Привратник сохранял дистанцию, и в то же время он оказал нам серьезную поддержку, когда мы попросили о помощи. Так что в итоге, да, все вышло очень хорошо.

      Rock Oracle: Песня "20,000 Leagues Under the Sea" является интересной интерпретацией романа "20 000 лье под водой". Расскажи об этом?
      Anna-Varney Cantodea: Что ж, это очень красивая и весьма трогательная гомосексуальная история любви, произошедшая на подводной лодке Жюля Верна "Наутилус".

      Rock Oracle: Хотел(а) бы ты экранизировать эту историю?
      Anna-Varney Cantodea: Вообще-то, у меня была идея отправиться в Диснейленд в Париже. Посетить там с несколькими очаровательными молодыми людьми экспозицию, посвященную "Наутилусу", и пока никто не видит, снять мягкое гейское порно прямо на борту субмарины.

      Rock Oracle: Я читала, что, еще будучи ребенком, ты так интерпретировал(а) это произведение. А есть ли еще какие-то идеи в твоем творчестве, которые ты принесл(а) из детства?
      Anna-Varney Cantodea: Да, конечно.

      Rock Oracle: Какие, например?
      Anna-Varney Cantodea: Деточка, это никого не касается. Однако я убежден(а), что все, что можно испытать, происходит с человеком в первые пять-шесть лет его жизни. Всё последующие годы вплоть до нашей смерти происходят лишь повторения тех первых пяти лет нашего существования.

      Rock Oracle: Оформление твоего альбома, как всегда, необычно. Что символизирует сумочка из черной органзы, в которую упакован диск?
      Anna-Varney Cantodea: Это черный саван, в который крепко-накрепко завернута краснота Книги. Это символ Смерти и скованности, лишения свободы. Это означает сдержанность, постоянный контроль сексуальной энергии (обозначенной красным цветом, который преобладает в оформлении). Ты можешь рассматривать такой вариант. А можешь думать, что это просто мешочек из черной органзы, в котором можно хранить какие-то вещи. Это полностью твой выбор.

      Rock Oracle: Как известно, ты подготовил(а) трилогию. А когда выйдет вторая часть "A Triptychon of Ghosts part 2"?
      Anna-Varney Cantodea: Официальная дата релиза 29 апреля 2011 года.

      Rock Oracle: Кто делал фотографии, и кто занимался оформлением твоих последних альбомов?
      Anna-Varney Cantodea: Все было создано неподражаемой Анной-Bарни Кантодеа.

      Rock Oracle: Совместно с Иакимом Лютке вы создавали великолепные работы. Почему вы больше не сотрудничаете?
      Anna-Varney Cantodea: Кто сказал, что я прекратил(а) с ним работать? Ты так решила только потому, что мы сделали небольшой перерыв? У нас с ним остался еще один незаконченный проект, над которым мы начали работу в 2005 году. Вот так...

      Rock Oracle: DVD "The Goat... And Other Re-Animated..." был помечен возрастным ограничением до 12 лет. Что ты думаешь о таком решении?
      Anna-Varney Cantodea: Вообще-то, меня это не сильно волнует. Из-за чего я действительно переживаю, это то, что мне пришлось налепить этот огромный отвратительный стикер с ограничением по возрасту на мою обложку. И нет, нельзя было использовать просто наклейку, или что-нибудь в этом роде. Это было бы слишком просто, а главное, слишком разумно. Нет, это должно было стать именно частью обложки. Серьезно, хотел(а) бы я знать, кто придумал этот идиотизм. Наверное, какой-нибудь недоразвитый, который уверен, что подобнее дерьмо придаст больше смысла его жалкому червеобразному существованию.

      Rock Oracle: А ты бы позволил(а) детям слушать свою музыку?
      Anna-Varney Cantodea: Мы все просто дети.

      Rock Oracle: Как я понимаю, твое отношение к религии строго отрицательное...
      Anna-Varney Cantodea: Да, религия - это безумие.

      Rock Oracle: Это касается только христианства или всех религий? Мне кажется, в твоих высказываниях порой проглядывается симпатия к буддизму.
      Anna-Varney Cantodea: Нет, это была печальная ошибка. Все религии выражают умопомешательство, невменяемость. И нет никаких исключений.

      Rock Oracle: А ты разделяешь понятия религии и клерикализма?
      Anna-Varney Cantodea: Единственное разделение, которое я допускаю, это разница между организованной религией и индивидуальной духовностью. Организованная религия - это попытка контролировать людей. Индивидуальная духовность подразумевает... хм... скажем так, контроль над самим собой.

      Rock Oracle: Выражение "центр Вселенной", которое ты часто употребляешь, ассоциируется с работами Карлоса Кастанеды. Оказало ли его творчество на тебя влияние?
      Anna-Varney Cantodea: Нет. Я прочитал(а) только одну его книгу. Да и эту единственную книгу не до конца. Я бросил(а) где-то на середине. Как бы то ни было, там было одно предложение, или, скорее, идея, которую я запомнил(а) на всю жизнь. Это была концепция, что "все что угодно может стать твоим учителем".

      Rock Oracle: Тебя частенько сравнивают с Эдгаром По. И ты уже исполнял(а) некоторые из его стихов. Собираешься ли ты еще положить его лирику на музыку?
      Anna-Varney Cantodea: Не сейчас.

      Rock Oracle: А какое твое любимое произведение По?
      Anna-Varney Cantodea: Пожалуй, это стихотворение "Страна сновидений".

      Rock Oracle: В одном из интервью ты сказал(а), что красоту легко найти даже в смерти, что созвучно творчеству Бодлера, что воспевал гниющую лошадь. Что для тебя красота?
      Anna-Varney Cantodea: Красоты нет в этом мире. Натуральной красоты нет тем более. Все уродливо. Если тебе хочется прекрасного, ты должен создать это самостоятельно. В своем воображении.

      Rock Oracle: Расскажи о музыкантах, с которыми ты работаешь?
      Anna-Varney Cantodea: А что о них рассказывать?

      Rock Oracle: Каковы ваши отношения?
      Anna-Varney Cantodea: Ну, я даю им зарплату...

      Rock Oracle: Легко ли тебе объяснить им, как именно должна звучать та или иная композиция?
      Anna-Varney Cantodea: Ну, я даю им ноты и говорю: "Вот, играйте". Если мне не нравится, как они это исполнили, они будут переигрывать до тех пор, пока не получится правильно.

      Rock Oracle: Мне всегда было интересно, ревнуешь ли ты, отдавая свои произведения другим людям, что именно другие люди, а не ты, будут играть твою музыку? Каково это доверять свое творчество другому? Допускаешь ли ты, что музыканты могут иначе интерпретировать твою музыку?
      Anna-Varney Cantodea: Нет, я не испытываю ревности. Что касается музыкантов, как я уже сказал(а), их работа делать то, что им говорят. Если у них не получается так, как то должно быть, я прощаюсь с ними и подыскиваю новых.

      Rock Oracle: Я полагаю, что творчество для любого артиста является терапией, но ты сознательно относишься к музыке, как к терапии. Как тебе впервые пришла в голову такая мысль?
      Anna-Varney Cantodea: Просто однажды это стало очевидно. Остался выбор: либо творить, создавать, чтобы остаться в живых... либо покончить жизнь самоубийством. Я выбрал(а) искусство. Пока...

      Rock Oracle: Порой сложно выразить что-то словами, в то же время есть, например, музыка, цвета, язык жестов. А ты мог(ла) бы выразить себя не прибегая к визуальным или звуковым эффектам? Например, написать книгу?
      Anna-Varney Cantodea: Я могу, например, давать интервью. Как тебе такое???

      Rock Oracle: Почему большинство твоих песен на английском языке? Разве немецкий не богаче и выразительнее?
      Anna-Varney Cantodea: Нет. Все зависит от слов. Некоторые песни должны быть спеты именно на особенном, специфическом языке. Они просто не получаются на других языках, по крайней мере, я не могу петь их по-другому. Необходимо понять, что каждое слово (как и все остальное) обладает определенной вибрацией, и эта вибрация должна гармонично совпадать с вибрацией содержания песни, с тем, "что" ты хочешь "выразить" (в оригинале известное выражение Анны-Варни "ех-press", можно перевести также как "выдавить" - прим. авт.). Кроме того, мне не нравится петь на немецком языке. Я делаю это только тогда, когда я вынужден(а), когда у меня нет другого выбора.

      Rock Oracle: Ты бы хотел(а) использовать другие языки в своей музыке?
      Anna-Varney Cantodea: Да.

      Rock Oracle: Какие?
      Anna-Varney Cantodea: Древний крелльский (вероятно, имеется в виду язык, на котором говорили представители цивилизации креллов из кинофильма "Запретная планета" 1956 года - прим. авт.)

      Rock Oracle: Ты призываешь перестать есть мясо. Расскажи о достоинствах вегетарианства?
      Anna-Varney Cantodea: Я не говорю людям, что они должны есть. Не в этом суть. Я хочу предупредить их, чтобы они понимали: они могут повлечь неописуемые СТРАДАНИЯ.

      Rock Oracle: Расскажи, пожалуйста, подробнее о пятом поле. Тебе не кажется, это близким теории, что эволюция приведет к тому, что люди станут андрогинами...
      Anna-Varney Cantodea: Прости. Мне надо бежать... Мне правда, очень жаль, но у меня абсолютно НЕТ ВРЕМЕНИ, и я должна поспешить.