Sopor Aeternus: Грустный паяц

2011 © Олеся Кулида, R.I.P. Magazine

      Прошло всего лишьполгода со времени выхода мини-альбома "A Strange Thing To Say" (хотя 35-минутное творение назвать "мини" язык не поворачивается), и печальная труженица Анна-Варни Кантодеа готовится угостить нас новой порцией горького кушанья. Горького не потому, что не вкусного - музыкальная кухня Sopor Aeternus как всегда на высоте, а потому... да, вы сами знаете, почему. Пока вторая часть "A Triptychon of Ghosts" под названием "Have You Seen This Ghost?" сервируется к торжественному ужину, намеченному на 29 апреля, непревзойденная Анна-Варни, раскладывая салфетки и расставляя бокалы, рассказывает нам о том, о сем. И так интересно рассказывает...

      В мире, в котором я росла и взрослела, все, что я делаю и представляю собой, расценивается как нечто жалкое, ничтожное, если не сказать более - полное дерьмо. Это всегда было для меня уроком. Жестоким, но хорошим уроком.
      Да, я осознаю свой статус... я вполне осведомлена, что Sopor Aeternus ценятся на готик-сцене, но я этому не способствовала. Я никогда не стремилась попасть в журналы, никогда не выступала, не появлялась на телевидении.
      Я люблю все свои песни. Хотя бывает, что одни мне все же ближе, чем другие. Те, в основе которых лежат особенно грустные моменты и долгоиграющие болезненные переживания, для меня дороже тех, которые... как бы это выразиться... хм, слегка более нейтральные, что ли. Например, "At the Stroke of Midnight Gently" с нового альбома, несомненно, прекрасное музыкальное произведение, но такие треки, как "Where the Ancient Laurel Grows" или "The Hours of Sadness" более волнующие... и следовательно исцеляющие.
      Я жду к себе искреннего отношения! Искреннего во всем! И дружелюбного. Если дружелюбие - это уж для кого-то слишком много, тогда ладно, хотя бы просто учтивого отношения будет вполне достаточно. Но если вы даже не можете быть вежливыми, тогда идите на три буквы!
      Становиться частью этого мира, быть в курсе текущих социально-политических вопросов... как-то все это не входит в мои интересы. Совсем!
      Видео на композицию "It Is Safe to Sleep Alone" с нового альбома снималось в канализационной трубе, в сточной канаве... в холодной грязной темной воде... под землей... ночью... и все это происходило еще и зимой. Там нет как такового сюжета. Просто клип очень символичный. И в сравнении с видео на "A Strange Thing To Say" этот слегка клаустрофобный. Вообще он скорее гнетущий. Практически депрессивный.
      Да, я умею восхищаться красотой мира.
      Я не собираюсь бороться с музыкальным пиратством. Я просто надеюсь, что у людей хватит честности купить мою музыку - подчеркну, musick c "k" на конце - вместо того, чтобы воровать ее.
      По правде говоря, нет людей, которые были бы мне симпатичны или интересны. Ну, иногда, возможно, кто-нибудь и понравится. Все зависит от моего настроения. Но в итоге, этот редкий интерес лишь оттого, что это только мои проекции на данного человека.
      Я в дружественных отношениях с большинством людей, которые мне встречаются.
      В жизни радость мне доставляет все та же musick c "k" на конце.
      Я так надеюсь, что мне никогда не придется выйти на сцену!
      Ничего не знаю об этом здании из клипа "A Strange Thing To Say" и о его истории тоже. То, что это нечто "масонское", стало для меня понятно, лишь когда я повнимательнее пригляделась. Полагаю, как и большинство громоздких зданий, это также в разные годы имело множество назначений. Сейчас на первом его этаже аудитории, где проводят экскурсии туристам этого города-призрака Баннака (штат Монтана, США - R.I.Р.), а наверху действительно масонский храм. Он был закрыт, поэтому не могу сказать, действующий ли это храм.
      Думаю, счастье сильно переоценивают. Когда-нибудь ты к нему привыкнешь, а быть несчастным может быть даже приятно.
      Когда мое тело умрет, мне бы хотелось, чтобы душа растворилась в небытии. У меня нет никакого желания перерождаться. В конце концов, одного воплощения более чем достаточно!
      Для меня нет ничего более желанного, чем свобода.
      Я совершенно близорука. Могу видеть только свою нынешнюю карму.
      Не думаю, что смерть обязательно сопровождается физической болью.
      Я всегда могла отправиться в "путешествие" и без наркотиков. Для меня это естественное состояние. Когда бы я не пробовала наркотики, всегда поражалась, что происходившие изменения не были такими уж существенными.
      Не верю, что люди могут меняться. Со временем они только еще больше проявляют свою сущность и углубляются в свою данность.
      Я боюсь боли.
      У меня нет незрелых работ. Я всегда говорила то, что хотела или то, что мне нужно было сказать. Однако есть некоторые тексты, которые, если бы я писала их сегодня, разумеется, сделала бы другими.
      По существу, моя музыкальная деятельность служит тому, чтобы подавить эго. Мое эго.
      Не могу вам точно доложить, насколько я мудра. В конце концов, я ведь просто грустный паяц.