Nenia C'Alladhan: интервью с Констанц Фрёлинг

2002 © Ritchie, GothicWorld
перевод © Morgana Himmelgrau

      Как известно, сподвигнуть Анну-Варни на интервью очень сложно, если не сказать, что невозможно. Даже в случае, если он(а) ведет диалог с собой, как было последний раз в прошлом году в журнале Orkus. Поэтому мы были очень рады уговорить Констанц Фрёлинг, которая является, собственно говоря, автором всех песен на звучащем в средневековом духе сайд-проекте Sopor Aeternus - Nenia C'Alladhan, дать нам небольшое интервью.

      GothicWorld: Привет, Констанц! Расскажи-ка нам, как дошло дело до проекта Nenia C'Alladhan и до совместной работы с Анной-Варни?
      Constanz: Собственно говоря, это была цепь случайностей, так как первоначально я была приглашена лейблом Apocalyptic Vision, потому что Варни искал(а) лютнистку для тогдашнего своего альбома, для песни "Memalon". Когда мы в тот раз впервые наконец-то встретились, я напела Варни кое-что из своих вещей, а эхом этого стала мысль, что было бы мило сделать из всего этого общий проект. Тому уж лет шесть минуло...

      GothicWorld: Тексты и соответствующие песни были уже заранее готовы?
      Constanz: По-разному. Думаю, три песни возникли сразу же после нашей первой встречи, другие - несколько старше, но это не имеет ничего общего с их возникновением. Я отсылала Варни новые песни тут же, как только они у меня писались, и таким образом, шаг за шагом возник плейлист того, что теперь зовется "Sternblumennacht".

      GothicWorld: За какой временнóй период возникли эти песни?
      Constanz: Самая старая песня на альбоме - "Der See des Vergessens". Она - первая "правильная" песня, которую я написала, ей уже лет восемь или девять. Самая свежая песня - "Schattengesang", которую я написала три года назад. Таков примерно временнóй срез, в котором выкристаллизировалось то, что теперь представлено или не представлено на альбоме.

      GothicWorld: Откуда ты черпаешь вдохновение для своих историй?
      Constanz: Это абсолютно по-разному происходит. Многие песни/тексты (да даже, вероятно, большинство из них) возникли в результате чувств и эмоций в лично пережитых ситуациях; некоторые из песен возникли во время прекрасных сцен, разыгрываемых на средневековых ярмарках или во время ролевых игр; другие возникли во время созерцания картин...

      GothicWorld: Какую музыку ты слушаешь сама?
      Constanz: Вся моя жизнь состоит из музыки, тут сложно определить направление. Я выросла на классической музыке, в остальном я люблю 80-е, но также и другие вещи. Было бы странно, если бы я сейчас здесь стала бы перечислять названия групп. Единственные, кто мне сейчас спонтанно пришел на память и кого я считаю уместным назвать, это Subway To Sally. Как раз из-за "средневековости" их текстов... Что я смертельно не выношу, так это бесконечные "тыц-тыц-бум-бум", которыми подчуют в большинстве музыкальных магазинов.

      GothicWorld: Какой трек на Nenia C'Alladhan является для тебя самой самым важным?
      Constanz: Тут конкурируют между собой две песни: "Stimme im Sturm", которая мне больше всего нравится по тексту и мелодии, и "Sternblumennacht", которая является, пожалуй, самой искренней из всех песен, мною написанных.

      GothicWorld: Насколько сильные изменения внес(ла) в твои песни Анна-Варни?
      Constanz: Обычно я играю и пою эти песни по ночам у костра во время средневековых ярмарок, они сопровождаются только звуками моей лютни. Из-за инструментовки Варни и внесенных ею (им) изменений они несколько лишились своей тихой мечтательности. И, напротив, приобрели многообразие, и я была крайне удивлена, как сильно может измениться песня, хотя и текст, и мелодия остаются прежними. Это было, вероятно, самым увлекательным для меня во время этой работы.

      GothicWorld: Это был твой первый большой студийный проект или ты уже чем-то подобным занималась?
      Constanz: Я уже записала самостоятельно один альбом, который и продавала на средневековых ярмарках. По сравнению с этим проектом, он - совершенно минималистичный, только лютня и мой голос, но состоит частично из тех же самых песен.

      GothicWorld: Каково было твое впечатление от работы с Тобиасом Ханом (Tobias Hahn, группа "Janus"), который продюссировал этот альбом вместе Анной-Варни?
      Constanz: К стыду своему должна признаться, что я вообще не знала о группе Janus, не говоря уже о том, что не знала, что у Тобиаса есть свой собственный проект. Я узнала об этом только в то время, когда работала с ним в студии. У меня было впечатление, что он точно знает, что делает, кроме того, он обладает довольно хорошим чутьем на людей, с которыми работает...

      GothicWorld: С самой Анной-Варни, похоже, работа шла не столь классно?
      Constanz: Варни - музыкальный гений и совершенный перфекционист, у не(е)го многолетний опыт работы в студии и точнейшее представление о том, что должно быть сделано. Я, напротив, всегда выступала "живьем" и у меня вследствие этого совершенно иное представление о работе, чем у Варни. Поэтому пару-тройку раз возникали трения, которым я не хочу придавать большого значения задним числом. Что мне мешало, так это то, что многое решалось через мою голову, что мои условия не принимались в расчет. Например, я была категорически против того, чтобы "Sternblumennacht" исполнялась мужским вокалом. Как бы там Варни сейчас ни определял свой пол, голос в песне - мужской, из-за чего она получила в некотором смысле гомосексуальный оттенок. Я ведь не пою песен, которые написаны для мужчин и в которых они вздыхают о женщинах. И, наконец, в пресс-релизе, написанном лейблом Trisol, мое участие в работе над этим проектом было более чем скрыто, однако так было...

      GothicWorld: По-твоему, как будет обстоять дело с Nenia C'Alladhan дальше?
      Constanz: Никак, по крайней мере, в том, что касается моих песен и моего участия.

      GothicWorld: Есть ли у тебя какие-нибудь планы на будущее?
      Constanz: Я продолжу, как это было и раньше, исполнять свою музыку на средневековых ярмарках. Если случится что-то другое, хорошо. Я всегда нахожусь в поиске, а не двигаюсь в каком-то определенном направлении, но я всегда буду верна своим корням. Как может быть иначе?..

      GothicWorld: Есть ли какой-нибудь музыкант, с которым ты охотно поработала бы вместе?
      Constanz: Конечно, и даже больше, чем один, но всегда возникает вопрос о том, что из этого получится. Я бы охотно прозондировала почву и в других направлениях. В конце концов, кто знает, что готовит мне будущее.

      GothicWorld: Что ты думаешь о готик-сцене и какой она тебе представляется сейчас?
      Constanz: Когда я оглядываюсь на свое собственное начало примерно лет 12 назад, я сегодня иногда хмурюсь - кое-что уже утрачено... в некотором смысле. Но это не делает сцену хуже, это просто время и изменения, и я знаю тех, кто не разделяет мнения, что "в их время" всё было лучше.

      GothicWorld: Ты религиозна? Есть у тебя какая-нибудь определенная жизненная философия?
      Constanz: Моя жизненная философия заключается в том, что нет никаких причин сдаваться, что бы в жизни ни происходило, и я сильно потрудилась, чтобы выработать ее...

      GothicWorld: Огромное спасибо за приятную беседу. Несколько заключительных слов в конце?
      Constanz: Я более чем с нетерпением жду, как воспримет сцена этот альбом, поскольку он действительно не соответствует стандартам сцены, на которой, с одной стороны, как раз "среди нас" можно найти тех, у кого достаточно фантазии и представления, чтобы суметь воспринять эту музыку с ее содержанием, а с другой, я должна заметить, что как раз среди приверженцев "нашей" сцены есть те, которые на средневековых ярмарках ускоряют свой шаг, лишь бы не слышать ни звука подобной музыки... Поживем - увидим.