Интервью для Dark City

2004 © Алексей 'KIDd' Кузовлев, Dark City

      Реклама российского переиздания всех альбомов Sopor Aeternus гласит: "Это мрачнее тьмы. Вы должны стоять одной ногой в могиле, а другой в психиатрическом диспансере, если вы слушаете такую музыку". Одной ногой в могиле мы стоим давно - не в первый раз обращаемся к творчеству Sopor Aeternus. Поставить же вторую ногу в психиатрический диспансер нам вновь помогают Анна-Варни (это бесполое существо и по сей день дает жизнь песням, которые ему напевает бесплотный Ансамбль Теней) и графический дизайнер Иаким Лютке, который сделал бывший сумасшедший дом австрийской Вены центральной темой оформления новейшего творения Sopor Aeternus "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing".

      Напомним, что Лютке уже работал над прошлым альбомом Sopor Aeternus "Es reiten die Toten so schnell", так что сегодня и слепому должно быть ясно, что творчество Sopor Aeternus состоит из двух взаимодополняющих элементов: музыки и образов, которые обретают жизнь в шикарных буклетах к дискам. Визуальная составляющая играет поистине важную роль - например, работа по разработке дизайна для нового альбома длилась больше полугода, заставляя нас гадать, в каком музыкальном направлении Анна-Варни двинется дальше. Ведь "Es reiten die Toten so schnell", по сути, являлся свежим взглядом на материал десятилетней давности, а до этого был альбом "Songs From The Inverted Womb", датирующийся 2001 годом...
      Мы уже общались с Анной-Варни весной прошлого года, но в этот раз решили обсудить совершенно другие темы - в частности, попытаться (насколько это только возможно) приблизиться к тайне создания нового альбома, узнать, в какой обстановке рождались новые песни... А также затронуть дизайн "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing", для чего мы решили потревожить Иакима Лютке. И, естественно, узнать мнение Анны-Варни о необычном переиздании всех альбомов Sopor Aeternus в России - не всё здесь оказалось так просто, как можно подумать сначала.
      Всё общение происходило через посредника - руководителя лейбла Apocalyptic Vision Алекса Шторма - Анна-Варни до сих пор остается в тени для большинства смертных, и об общении напрямую даже посредством электронной почты говорить просто бессмысленно!

      Dark City: Во-первых, я просто обязан поблагодарить Вас за то, как на "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing" звучит вокал. Впечатляет. Интересно, совершенствуете ли Вы свои вокальные способности?
      Anna-Varney: Я не против совершенствования своего вокала, но, к сожалению, не занимаюсь этим. Что не является откровением, поскольку я пою раз в год... собственно, когда нахожусь непосредственно в студии. Я никогда не практикуюсь, поэтому в первый день записи мой вокал звучит по-настоящему дерьмово. Это невыносимо... правда, постепенно он начинает звучать всё лучше и лучше.

      Dark City: Альбомы Sopor Aeternus изданы в России по лицензии. "Наконец!" - воскликнут многие, но некоторые из тех, кто годами собирал оригинальные издания Ваших альбомов, не в восторге от идеи лицензирования. В частности, они мотивируют это тем, что теперь каждый дурак может без видимых проблем купить альбом и прикоснуться к музыке, "предназначенной для избранных". Думаю, что в сложившейся ситуации только Вы способны взять на себя миротворческую роль. Каково Ваше мнение об этих релизах, какие плюсы и минусы Вы видите в переиздании альбомов Sopor Aeternus?
      Anna-Varney: Конечно, я понимаю их реакцию. По правде говоря, у меня в юности было такое же отношение к вещам, которые мне нравились. Но глупо верить, что ты что-то теряешь, когда другие получают доступ к тому же "источнику", или, как в этом случае, к той же музыке, что слушаешь ты сам. Здесь надо помнить, что никто (в особенности, "простые люди") не сможет увидеть то, что эта музыка дает ТЕБЕ. Они в состоянии купить ее... да, ну и что из этого? делов-то... но смогут ли они когда-нибудь понять ее? Fuck, NO! Естественно, они не поймут ее так, как это дано тебе... Другими словами: если это действительно, как ты выразился, "музыка для избранных", то, конечно же, ее не испортит тот факт, что какие-то несчастные идиоты будут слушать ее на своих бум-боксах. Подождите несколько дней или месяцев... им это наскучит, и они переключат внимание на что-нибудь другое. При этом они даже не поймут, какое сокровище держали в своих руках... но всё это не причиняет вреда музыке... или правде, которая в ней заключена... Позитивный момент для Sopor Aeternus здесь заключается в том, что с официальным переизданием этих дисков у нас появляется шанс заработать небольшие деньги. Несмотря ни на что, как вы, наверное, понимаете, даже нам хочется кушать.

      Dark City: Что значат фэны для Анны-Варни?
      Anna-Varney: Ну, это те, кто покупает наши альбомы... Звучит не слишком учтиво, страстно или по-дружески, но, поверьте мне, ЭТО очень важно. И то, что я не хочу вступать с ними в контакт, вовсе не значит, что я не осознаю, насколько они важны.

      Dark City: Какую роль фэны играют в Вашей жизни?
      Anna-Varney: К счастью... никакой роли... не считая той, что была указана ранее. Тебе, наверное, известно, что "фэн" является производным слова "фанатик", а это очень страшная вещь. Известно, что любовь и ненависть являются двумя сторонами одной медали, и расстояние между ними составляет всего один шаг - мы так часто становились этому свидетелями. Помимо этого следует признать, что фэны и их ожидания только мешают творческому процессу, который и без того дается непросто. Конечно, я солгу, если скажу, что получать красивые письма год за годом неприятно. Но это точка отсчета, когда люди начинают что-то требовать, обнажая свои уродливые лица и нервное мышление.

      Dark City: Почему Вы решили переоформить некоторые из старых альбомов для российского издания?
      Anna-Varney: Вообще-то мною были переоформлены ВСЕ старые альбомы. И всё потому, что мне не нравился их оригинальный дизайн. Он был очень скучным, примитивным. А нам не сильно нравится простота. Кроме того, буклеты кишели опечатками и черт знает чем еще. В этот раз всё сделано, как надо.

      Dark City: А почему Вы решили заняться этим сами, а не обратились к Иакиму Лютке?
      Anna-Varney: ПРОСТИТЕ??? Тебе не понравился мой дизайн, или в чем вообще проблема? Впрочем, если дело действительно в этом, то прошу прощения. Здесь я не могу тебе ничем помочь.

      Dark City: Ну, я к тому, что Лютке занимался оформлением и предыдущего альбома Sopor Aeternus, и "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing". Может, стоило поручить ему ВСЮ работу этого плана?
      Anna-Varney: Ну, не забывай, что Иаким - профессиональный художник, не так ли? А это значит, что мне пришлось бы заплатить ему за его работу... что не так просто сделать, когда ты не видишь денег в течение года. С другой стороны, не очень хорошо свалить всю работу на других, в особенности, когда ее должен выполнить ты сам!!!

      Dark City: Разовьем тему и поговорим об оформлении "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing", которое заслуживает отдельного внимания! Фотосессия для него проводилась в венском патологоанатомическом музее, который также имеет второе название "Башня дураков" и в прошлом являлся самой настоящей психиатрической больницей. Почему ваш выбор пал именно на это место?
      Anna-Varney: Мы сделали такой выбор, потому что содержание альбома требовало для проведения фотосессии вполне определенного места, нам нужно было воспроизвести достаточно специфические сцены. Иаким знал, что мне хотелось сделать фотографии в каком-нибудь патологическом отделении, и предложил поговорить с администрацией этого музея, который он, как мне кажется, когда-то посещал. Или просто у Иакима уже были относительно него какие-то свои идеи...

      Конечно, были! Во-первых, Лютке уже раньше использовал в своем творчестве фотографии экспонатов этого музея - им нашлось место и в книге его работ "Posthuman". Во-вторых, Иаким живет в Вене, поэтому отлично представлял, о чем говорит, когда советовал Анне-Варни патологоанатомический музей в качестве места для проведения фотосессии. Сам Лютке прокомментировал нам это так:

      Anna-Varney: Все дело в уникальной атмосфере этого музея. Воздух там пропитан таинственной энергией тысяч помешанных. Кроме того, это магическое место. Здание было построено адептами секретного магического ордена Розенкрейцеров. Это значит, что при его возведении архитекторы руководствовались магическими и астрономическими правилами - здание должно было излучать энергию, необходимую для успокоения больных.

      Интересно, как повела бы себя администрация питерской Кунсткамеры, если бы к ней заявились с просьбой провести в музее подобную фотосессию? Вот и перед Лютке стояла нелегкая задача, о решении которой нам снова рассказывает Анна-Варни:

      Anna-Varney: Иакиму, по всей видимости, было непросто договориться с администрацией, потому что, подозреваю, к ним регулярно приходят люди, называющие себя "художниками", которые просят разрешения реализовать в этом музее свои идеи. К счастью, директриса не только красивая, но и очень упрямая женщина, когда речь заходит о подобных вещах, и всегда показывает этим нервным ублюдкам средний палец, вежливо поясняя, что им лучше убраться восвояси. Поэтому вполне понятно, что наше первое обращение к ним было воспринято как: "О, нет, еще одни неудачники пожаловали". Но к счастью, Иакиму удалось убедить этих людей, что Sopor Aeternus - совершенно другой случай, так что в результате нам было разрешено поработать в этом музее!!! Когда мы приехали на место съемок, все были настроены относительно нас очень дружелюбно и были готовы помочь в любую секунду.

      Dark City: Не могли бы Вы описать впечатления, которые на Вас произвело это место?
      Anna-Varney: Вряд ли. Ведь мы ездили туда работать. К счастью, во время проведения нашей фотосессии в музее не было посетителей, и в конце рабочего дня, когда Иаким и его помощники фотографировали экспозицию (кстати, как нам сказал Лютке, кукла, которую можно увидеть в руках Анны-Варни на нескольких фотографиях, как раз и является одним из экспонатов экспозиции. "Это "тренировочная кукла" для молодых нянь, которой пользовались в XIX веке", - объяснил Иаким - прим. KIDd), мне представилась возможность побродить по верхним этажам... при этом на мне все еще была одета смирительная рубашка. И если говорить начистоту, как бы печально ни прозвучали эти слова, подобное состояние не сильно отличается от моего повседневного существования.

      Dark City: А как Вы работали с Лютке в этот раз? Он был только исполнителем, или же высказывал свое мнение и предлагал идеи?
      Anna-Varney: Забавный момент в нашей с ним работе заключается в том, что всё сразу становится таким очевидным, сцены будто сами предлагают себя. Прошло лето было просто отвратительным, невыносимо жарким, и у меня совершенно не было настроения готовиться к запланированной фотосессии. Поэтому по прибытии в Вену, у меня было отвратное чувство, что столь важная часть работы так и осталась неподготовленной. Но, когда мы прибыли на место съемок, образы начали предлагать себя автоматически... и следует добавить - довольно убедительно. Альбом оформлен как 128-страничная книга... и всё это было разработано Иакимом Лютке в одиночку. Он так же оформил бокс для лимитированного издания.

      Dark City: Некоторые говорят, что в оформлении нового альбома задействовано слишком много красок, что оно слишком красочное.
      Anna-Varney: Красочное??? Что ж... это что-то новое для разнообразия. Хорошее огорчение.

      Дальше - больше! Я даже встречал мнение, что новая работа Лютке для Sopor Aeternus во многом повторяет то, что он сделал для Мэрлина Мэнсона или Dimmu Borgir. Иаким, естественно, другого мнения: "Эти люди ослепли, что ли? Я хочу сказать, конечно, у меня свой стиль, но как можно сравнивать образы Sopor Aeternus и Dimmu Borgir? Посмотрите на них еще раз, и вы поймете, о чем я говорю".
      Связывает эти работы один общий подход Иакима к работе: "Сотрудничество с Анной-Варни дало мне возможность реализовать одну из моих главных целей: комбинировать музыку и художественные образы. Вы смотрите на картинки и слышите музыку. В слушаете музыку, и образы сами рождаются в вашем сознании. Монументальный видеоклип, если хотите".
      Но оторвемся от экрана "Макинтоша" Лютке и попросим Анну-Варни рассказать о работе в студии.

      Dark City: Звучание "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing" отличается от того, что можно было слышать на "Es reiten die Toten so schnell - or: The Vampyre Sucking At His Own Vein". Кто в этот раз выступил в качестве саунд-продюсера?
      Anna-Varney: Как и в прошлый раз, им стал очень талантливый и самый обаятельный Джон А.Риверс.

      Dark City: И какая работа была вами проделана для достижения подобного результата?
      Anna-Varney: РАБОТА - очень верный термин! Особенно сведение было сродни "кошмару" (цитируя Джона, ха!)... и если бы не Риверс, весь альбом звучал бы дерьмово. Наш девиз можно выразить словами: "Зачем использовать только 30 дорожек, когда в твоем распоряжении все сто?". Ах да... простота... кому она нужна, а? К сожалению, это значит, что для достижения разумного баланса надо проделать большой объем работы, и для этого человек должен хорошо знать оборудование и уметь на нем работать, чтобы справиться с ситуацией. Знать, как настроить и отрегулировать эквалайзеры, фильтры и тонны других сложных вещей, а для этого нужен хорошо натренированный слух. Именно поэтому на своих лекциях в университетах Джон А.Риверс взял привычку приводить альбомы Sopor Aeternus в качестве примера "кошмара сведения" - что является большой честью, я полагаю. А вообще, кто говорил, что работа продюсера/звукоинженера - простая?

      Dark City: В своем прошлом интервью нашему журналу на вопрос о мотивах реанимации материала альбома "Es reiten die Toten so schnell" Вы ответили следующее: "На самом деле работа велась и над новым материалом, но со временем стало ясно, что всё впустую. Меня угнетало необычайно сильное чувство безнадежности. Кроме того, мне не нравилось то тематическое направление, которое приобретал альбом... - музыка и образы очень плохо друг с другом сочетались. Они представляли собой всепожирающий мрак, иссушкавший душу несчастного слушателя". Насколько трудно далось сочинение материала "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing"?
      Anna-Varney: Искусство НИКОГДА не было простой вещью!!! Это всегда сложный и приносящий боль процесс, во время которого меня постоянно терзают сомнения. Но вот работа позади, альбом (или что-то другое) издан, и вы вспоминаете о нем, как о боли, которую вам причинили в далеком детстве... - после всего, что было, вы ловите себя на мысли: "Нет... всё было не настолько мучительно тяжелым". Но только дождитесь того момента, когда вам придется начать работу над новым альбомом. И вас снова обуяет чувство всеобъемлющего страха!!! Так происходит всегда - и никогда не меняется. А со временем становится только хуже!!!

      Dark City: А использовали ли Вы что-нибудь из старых наработок для "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing"?
      Anna-Varney: Да. Работа над новым альбомом велась на основе фрагментов, которые у меня уже были. поэтому с самого начала мне было совершенно понятно, что "La Chambre d'Écho" станет электронным альбомом.

      Dark City: Сколько времени понадобилось для того, чтобы сочинить, записать и выпустить "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing"?
      Anna-Varney: На этот вопрос практически невозможно дать ответ. Обычно весь процесс занимает один год, хотя в этот раз ушло немного больше времени, поскольку у нас возникли проблемы с поисками завода, на котором мы смогли всё напечатать.

      Пусть подобный ответ не вводит вас в заблуждение. Выпуск альбома предваряли колоссальный объем работы и непредвиденные трудности в его производстве. Лютке тоже не остался в стороне: "На подготовку оформления альбома мне потребовалось семь месяцев. Все фотографии прошли обработку в программе Photoshop, и от их начального вида практически ничего не осталось. Чтобы они выглядели как очень старые фотографии, мне пришлось использовать сотни слоев и структур".
      Но даже когда оформление было готово, а в Словакии найдена компания, которая взялась вручную собрать уникальные боксы, проблемы не закончились. Поездка Анны-Варни, Алекса Шторма и Иакима Лютке в Словакию с проверкой закончилась для них настоящим шоком - выснилось, что словаки не успевают подготовить все боксы к оговоренному сроку! На сборку каждого из них требовалось несколько дней, а к моменту приезда инспекции работа была выполнена только наполовину! Так что гостям пришлось не только нанять дополнительный персонал, но и самим засучить рукава. Все три для Алекс и Иаким были заняты укладкой дисков и прочих бонусов в боксы, а Анне-Варни поручили работу не менее ответственную: пронумеровать, подписать и опечатать все 2000 боксов! Так что если вы заметите на оригинальном издании "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing" отпечатки пальцев неизвестного происхождения, то знайте - есть вероятность, что они принадлежат Анне-Варни. Несколько дней спустя Лютке пришлось еще раз побывать в Словакии, чтобы окончательно убедиться, что работы идут согласно графику. Иаким прокомментировал эту ситуацию так: "Было непонятно, успеет ли словацкая компания вовремя закончить свою работу, поэтому мы были вынуждены подгонять их, а одновременно с этим оценить качество продукции".
      Но всё обошлось, а мы вновь обращаемся с вопросами к Анне-Варни:

      Dark City: Сколько сессионных музыкантов приняло участие в записи альбома?
      Anna-Varney: Дай-ка вспомнить... в этот раз в студии работали 11 музыкантов.

      Dark City: Вы предпочитаете работать с людьми, с которыми уже записывали альбомы раньше, или каждый раз ищите музыкантов, которые могут принести с собой какие-то новые идеи?
      Anna-Varney: Музыкантам не позволено высказывать свои идеи. Они должны играть в точности то, что им сказано. Но да, я предпочитаю работать с людьми, с которыми наши пути пересекались ранее. По крайней мере, если они доказали делом, что на что-то способны. Тогда я впоследствии могу определить, что им можно поручить, и в таком случае у меня не будет поводов для волнения.

      Dark City: Не могли бы Вы описать нам самый обычный студийный день, посвященный записи "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing"?
      Anna-Varney: Извини, нет.

      Dark City: А были ли вообще какие-нибудь существенные отличия от процесса записи "Es reiten die Toten so schnell"?
      Anna-Varney: Ну, отличия заключались в том, что на новом альбоме сессионным музыкантам пришлось проделать намного меньше работы по сравнению с тем, что выпало на их долю на "Es reiten die Toten so schnell". Просто при записи "La Chambre d'Écho - Where The Dead Birds Sing" мы в большом объеме использовали аналоговые синтезаторы. Но это, не считая той огромной работы, которую проделал наш бедный барабанщик Пол Брук. Его партии могут показаться простыми, но пусть это не вводит вас в заблуждение - сыграть их довольно сложно. Но по-любому, они сильно отличаются от той ерунды, которую ему обычно приходится играть, поэтому вряд ли он будет сильно жаловаться.

      Dark City: Не уверен, что Вы что-либо слышали о российской готической сцене, но у нас также есть мистический проект Dvar, чьи альбомы пользуются успехом не только у нас в стране, но и за рубежом. Dvar даже называют последователями Sopor Aeternus. Слышали ли Вы что-нибудь об этом проекте?
      Anna-Varney: Нет, мне никогда не приходилось слышать о них...

      Dark City: О'кей. Наш последний вопрос: можно ли сделать утверждение, что с выпуском альбомов "Es reiten die Toten so schnell" и "La Chambre d'Écho" был завершен незримый круг и сделан новый шаг в творчестве Sopor Aeternus?
      Anna-Varney: Возможно. Могу только надеяться на это.


      Выражаем благодарность: Alex Storm (Apocalyptic Vision) и Joachim Luetke.