Sopor Aeternus: Songs From The Inverted Womb (2000)

(Песни из вывернутого лона)
(перевод © ArMaXis, за исключением текстов, помеченных "звездочкой")

Что-то злое приходит отсюда

Возможно, это - самая грустная история, полная боли и страданий,
Потому что из всех имен и фраз этого смертного мира,
Есть только одно, которое я ненавижу больше остальных,
И этот самое отвратительное слово - "Мать".

Наверно, это - самая грустная история, полная боли и страданий,
Потому что из всех имен и фраз этого смертного мира,
Есть только одно, которого я боюсь больше остальных,
И этот самое пугающее слово - "Мать".

Возможно, это - самая грустная история, полная боли и страданий,
Потому что из всех имен и фраз этого смертного мира,
Есть только одно, которое я ненавижу больше остальных,
И этот самое отвратительное слово - "Мать".


Сказки из вывернутого лона

Увы, позвольте мне рассказать вам о красоте могилы:
Цветное стекло, фиолетовое, преумножающее мрак.
Темные цветы, увядшие, хрупкие и старые,
Все же их запах еще витает как неоткрытая тайна.
Как мечта или воспоминание, плавает в этой обители,
Дожидаясь момента, когда она будет вспомнена.
Каким-нибудь посетителем, возможно, ищущим выход
Из странного вида печали, неизвестной болезни.
Ее симптом - безумие, вызванное музыкой в его голове,
Неумолкающего хора, именуемого "Голоса Мертвых".

Эта тоска по тишине, по отсутствию звуков,
Будет вести его по скрытым тропам в глубину земли.
Где он обнаружит, сквозь ужас и сквозь страх,
За черными железными дверями... что-то здесь спит:
Маленький мертвый ребенок, мальчик покоится,
Как все хрупкий и испуганный, израненыйи грустный...


Вы знаете о воде жизни?

В моей подземной башне
Куда меня привела "любовь", -
Нет никаких чисел, кроме одного и одиннадцати,
И неуверенность присутствия трех.

Кирпичик за кирпичиком и страх за страхом...
О, все здесь вывернуто.
У этих стен есть глаза, эти склепы имеют уши
И негде спрятаться от слез...

Я одет в кожу монстра -
Взгляните на дикое посмешище:
Хрупкость, мех и покров позора...
Моя красота слишком отвратительна...
О, пожалуйста, не смотрите на меня.

Он одет в кожу монстра -
Взгляните на дикое посмешище:
Хрупкость, мех и покров позора...
Его красота слишком отвратительна...
Пожалуйста, не смотрите на него.

Кирпичик за кирпичиком и страх за страхом...
О, все здесь вывернуто.
У этих стен есть глаза, эти склепы имеют уши
И негде спрятаться от слез...

Как Кронос, я твердо служу иллюзии...
Я попытался лишить достоинства Урана вчера ночью,
Глотая пригоршнями моих пророческих детей,
В ужасе я боюсь течения времени.

Кирпичик за кирпичиком и страх за страхом...
О, все здесь вывернуто.
У этих стен есть глаза, эти склепы имеют уши
И негде спрятаться от слез...

... И в тишине, которая последовала, я учился говорить
На тайном языке отрицания и страха,
Слишком нежном из-за отсутствия голосов,
Но он - просто укрытие от оглушительного крика.

Кирпичик за кирпичиком и страх за страхом...
О, все здесь вывернуто.
У этих стен есть глаза, эти склепы имеют уши
И негде спрятаться от слез...


...И Вестник Печали

О Сатурн, приди, поглоти меня,
Сохрани в своей Тьме мой долгий сон.
Я сделаю мое сердце стальным мечом,
Я не буду сомневаться, никогда не буду чувствовать.
Я не буду бояться застывших...
(... хотя оцепенев, я дышу страхом).
О, Сатурн, приди, поглоти меня,
Сохрани в своей Тьме все, что должно быть сокрыто!


Резюме

Там, где маленькая гора поднимается,
Когда другие превращаются в равнины,
Время переосмысливает себя
И по крупицам уходит в печаль...

"Время, мой дорогой, излечит все раны",
Двуличное эхо, кажется, шептало,
Но ничто, ничто здесь не изменится,
Эта боль останется и не пройдет...

Я ослабел, состарившись,
И само время заставляло меня замедляться,
И когда я закрываю свои глаза в печали,
Тысяча времен года сменяют друг друга...

Довольно могущественный, чтобы охватить все,
А также жестокий, чтобы открыться,
Но все раны и шрамы он несет с собой,
Ни сила, ни поцелуй не могут их излечить...

Время не лечит ничего, ничего, ничего,
Злобно отворачивается и смеется,
Оставляет вас разбитым и униженным,
И лишь появляется новый шрам...

Время не лечит ничего, ничего, ничего,
Злобно отворачивается и смеется,
Оставляет вас разбитым и униженным,
И лишь появляется новый шрам...

Назовите "слепотой" то, как он корчится,
Считая часы, столетия...
Боль пылает и разрастается,
Не исчезает, не прекращается...

Время не лечит ничего, ничего, ничего,
Давит, пока мы не обернемся другой плотью,
Время не лечит ничего, ничего, ничего,
Ошеломляет в неописуемом позоре...

Когти времени впиваются, я теряю контроль...
Они твердят: "Для тебя нет надежды в этом мире"
Время либо стоит, либо несется...
"В любом случае оно лишь навредит..."

Время убегает, время останавливается...
"Оно ни для кого не останавливается и ты в его власти"
Но я мечтаю о свете...
"Ты только возвращаешься на сторону Левой Руки"

[Резюме:]

Как я мечтаю быть мертвым
И покоиться в вечном мире,
Но даже роскошь смерти
Не может излечить раны,
Которые не исцелило время...


Маленький Мертвый Мальчик

Вчера мне было только семь,
Но сегодня мне уже тысяча лет,
И хотя мое тело внешне все то же,
Моя душа уже близка к смерти.

Где раньше были пестрые цветы,
Соревновавшиеся в размерах и красочности,
Мой мир потерял их свет
И погибает... каждой ночью.

Жаждущий смысла и просящий тишины,
Я тревожно мечтал, лежа в темноте,
Объединяясь со стыдом,
Парализовала вина мою волю...
И я сразу становлюсь слабым перед смертью.

Это как проклятие, вечное горе,
Если все кажется болезненным и жалким!

Это как проклятие, вечное горе,
Если все кажется все более болезненным и жалким!


Позволишь ли поцеловать твою рану? *
(перевод Morgana Himmelgrau)

Позволишь ли поцеловать твою рану?
Может быть, это исцелит мою душу,
Освободит меня из этой могилы,
Осветит мою тьму, поможет обрести целостность.

Позволь мне взять тебя за руку,
Тогда вместе мы отправимся в полет
В то одинокое место, где сможем умереть
Как возлюбленные.

В страну такую мрачную, где светят семь лун,
Где вечная ночь, где в небе - тысячи звезд,
И все же для нас нет света...
Нас там свет не ждет...


Сатурн, поглощающий своих детей

Мы знаем тайную причину,
Причину для отцеубийства,
Тихая, иллюзорная попытка
Остановить ускользающие руки времени.
Стратегия, которая всегда будет
Лишь безнадежной, провальной попыткой
И все чего он когда-либо добьется
Будет извращенным видом похорон,
К которым он никогда не думал прийти...
Так как что-то сокровенное дальше покоится.

Хоронит своих детей в спешке,
Тайно, в могиле,
В нежной безопасности собственного живота,
Где, беспробудно спящие, они будут ждать
Времени своего выхода...
И точно - это ирония!
Что-то, к чему он никогда не думал прийти...
Так как что-то сокровенное дальше покоится.

Страх - вот тайное имя,
Движущая сила и стимул
Для его попытки остановить круговорот жизни...
Да, что-то сокровенное дальше покоится.
Мы действительно знаем тайную причину,
Да, что-то сокровенное дальше покоится.
Ужасное убийство, грустная иллюзия...
Теперь кое-что еще должно быть открыто:
Я, твое дитя, хороню себя,
Внутри твоего тела,
Приносимый вурдалаками страха.
Убежище для невысказанной тоски...
Мы еще не готовы для этого мира...
В тихой дремоте темной безопасности...
В лоно своей матери я хочу вернуться.


Возле моря была страна

Возле моря была страна,
Но я не могу сказать уверенно,
Была ли это часть одинокого острова,
Или просто прибрежная земля.

Причал из гнилых балок
Тянущийся прямиком в волны,
И на мгновение я удивился,
Для каких ужасных целей мог он служить.

О, тяжелые, ревущие, бескрайние моря,
Какие тайны погребены в вашем гневе?
Древние воспоминания или голодные духи
Собрали все свои силы, чтобы вызвать этот шторм?

Укоренившиеся сады, почти лабиринт,
Окруженные руинами и камнями, покрытыми плющом,
Возможно, это странное место когда-то было дворцом,
Где теперь сиреневые (жестокие) кусты распустили свои темные шипы.
Маленький мальчик держал меня за руку,
И точно вел меня вниз от садов,
Которые я едва помню,
Момент, когда я впервые ступил в подземелье.

Мы пришли в комнатку с маленькими окошками,
И к своему удивлению, я все еще слышал,
Хоть и приглушенный до шепота,
А теперь жужжащий и громкий,
Дикий голос ревущего моря.

Мальчик построил гробницу,
Он живет в могиле,
Ниже земли,
Где нет ни звука,
Он прячется от мира.

Что-то, напоминающее алтарь, было выстроено тут
Призрачная, таинственная постройка,
Внизу, в безжизненном раздумье,
Лежала чернеющая масса угольных гранул
Но этот темный материал имел неземное сияние,
И когда я с интересом прикоснулся к нему,
Показалось, что он полностью игнорировал меня...
Он посыпался без следов,
И тогда внезапно из под холма
Что-то неожиданно появилось:
Это были кости матери маленького мальчика,
Которые он туда очень бережно поместил

Мальчик построил гробницу,
Он живет в могиле,
Ниже земли,
Где нет ни звука,
Он прячется от мира.

Наверно, что-то было в моем взгляде,
Потому что мальчик начал говорить,
И на мой безмолвный вопрос, почему он это сделал,
Он ответил мне следующими словами:

"Это единственная возможность спастись от нее
Только это может гарантировать, что она снова не пробудится,
Потому что, когда она восстает, она всегда преследует меня.
У меня нет вариантов, я не могу убежать от нее,
Ибо если я попробую, она снова восстанет,
Просто, чтобы преследовать меня...
О, поверь мне, я уже пытался много раз!
Но здесь, в этих сводах, я наконец нашел
Что-то, что работает как печать,
Эти угольные гранулы берегут меня от вреда,
И ее кости больше не могут мне навредить.
Нагроможденные определенной, особой формой,
Все останки должны быть покрыты ими,
Тогда все держится и на короткое время
Я могу представить, что ее не существует.

И все время я должен быть на страже,
Потому что сейчас и потом это несомненно произойдет,
Земля часто дрожит и трясется
И некоторые из камней начинают осыпаться

Так что, я вынужден следить за холмом
За чернеющей тьмой угольной массы
Для того, чтобы быть здесь, восстановить повреждения
Выложить все заново и перестроить..."

Мальчик построил гробницу,
Он живет в могиле,
Ниже земли,
Где нет ни звука,
Он прячется от ужасного мира.

Мне потребовалось время, чтобы осознать
Что у всех нас есть секреты и страхи...
Удивительно ли тогда, что мы закрываем наши разумы
От боли, вызывающей эти слезы?

Мальчик построил гробницу,
Он живет в могиле,
Глубоко под землей,
Где нет ни звука,
Он прячется от ужасного мира.


Маленький Вельветовый Рыцарь

Младенцы - как фантомы,
Отрицаемые и заподозренные,
Их сущность раскрывается
Когда меньше всего этого ждешь.
Готовый целый день, рыцарь,
Он не может хранить
Совершенную маску на ее месте,
Когда он засыпает.

Лицо ослабевает в дремоте,
Каждый жесткий мускул расслабляется,
Без предупреждения сокрытое дитя
Выходит на поверхность.
Из глубокой тьмы,
Безымянного места,
Из перевернутой башни,
Формируется другое лицо;

Карабкаясь вверх с усилием,
Чтобы увидеть через глаза...
Окна к душе - теперь закрытые -
Они смотрят изнутри.
И пока внешний наблюдатель
Созерцает лицо ребенка,
Этот испуганный и беспомощный младенец
Внутри превращается в дикое чудовище:
Становится архитектором
Самых страшных снов
И помещает беспощадный Страх Смерти
В сон нашего героя...
Этот ребенок - дракон,
Которого ты должен постараться убить,
Так как он тебя однажды победил
И он всегда победит!

О, маленький вельветовый рыцарь
(И герои всех видов)
Пытающиеся убить дракона...
(...и самих себя если попробуете)!
Да, этот монстр бессмертен...
И ваша битва напрасна,
Она будет длиться вечно:
Некоторых монстров невозможно победить.

Этот младенец - зверь и
Дракон - его страж,
Защищающий своего ребенка,
Так, что никто ему не навредит.
Их самая ужасная тень
Поместила Страх Смерти
В нашего воображаемого
(Но вельветового) героя

* * *

...Вы должны понять меня правильно:
У ребенка нет выбора,
Его помыслы чисты и всегда честны.
Скажи, почему ты хмуришься?
Ты обнажаешь вопросы... или сомневаешься?
Неужели ты не понял,
Что дракон и ребенок,
Фактически - одно и то же...
Они воплощают одно целое!
И все персонажи,
Которых вы увидите или представите
Просто часть мечтателя...
И соответственно мечты.


Эльдорадо *[1]
(перевод Константина Бальмонта)

   Между гор и долин
   Едет рыцарь, один,
Никого ему в мире не надо.
   Он все едет вперед,
   Он все песню поет,
Он замыслил найти Эльдорадо.

   Но в скитаньях - один,
   Дожил он до седин,
И погасла былая отрада.
   Ездил рыцарь везде,
   Но не встретил нигде,
Не нашел он нигде Эльдорадо.

   И когда он устал,
   Пред скитальцем предстал
Странный призрак - и шепчет: "Что надо?"
   Тотчас рыцарь ему:
   "Расскажи, не пойму,
Укажи, где страна Эльдорадо?"

   И ответила Тень:
   "Где рождается день,
Лунных Гор где чуть зрима громада.
   Через ад, через рай,
   Все вперед поезжай,
Если хочешь найти Эльдорадо!"


* * * Другие варианты перевода * * *


Маленький Мертвый Мальчик

Вчера ведь не было семи,
Но нынче - тысяча мне лет.
И молодой я хоть внутри,
К душе уже крадется смерть.

Куда цветочков кустик скрылся,
Что состязались в красоте?
Их света мой мирок лишился
И ночью гибнет... в темноте.

Моля о смысле об одном
Лежал, тревожно я мечтая.
И делал стыд меня рабом,
Всецело волю поглощая...
Пред ликом смерти ослабляя...

О, это проклятие, вечное горе
Когда все - болезненно-жалкое, злое!

О, это проклятие, вечное горе
Когда все больнее сияет иное!


Возле моря лежала страна

Возле моря лежала страна,
Но никто уже точно не скажет,
Побережьем была ли она,
А может и островом даже.

Причал, забытый и пустой
Тут в волны протянулся.
"Зачем он нужен-то, гнилой?" -
На миг я ужаснулся.

О, бесконечно злое море,
Что за секреты ты таишь?
То древних память или горе
Смогли нарушить твою тишь?

Заросший сад, как лабиринт,
Камнями окруженный...
Возможно, тут дворец сокрыт,
В сирени утаенный.
А мальчик вел меня туда,
Где сад темнел, пугая.
Места запомнил я едва,
С ним за руку ступая.

Пришли мы в комнатку тогда,
И к удивленью слышал я
Затихший по дьявольской воле,
Но нынче жужжащий от горя
Дикий голос ревущего моря.

Гробницу мальчик тут воздвиг,
И дом его - могила.
И ниже земли,
Где нет ни души,
Он прячется от мира.

Алтарь в таинственный туман
Как призрак в Лету канул.
И здесь - иль это глаз обман -
Темнела масса гранул.
И несмотря на тьму она
Сияла как алмазы.
И только прикоснулся я -
Осыпалось все сразу.
И тут на месте массы той
Вдруг что-то появилось:
То кости матери родной
Тут бережно хранились

Гробницу мальчик тут воздвиг,
И дом его - могила.
И ниже земли,
Где нет ни души,
Он прячется от мира.

Возможно что-то, не пойму,
Во мне юнец заметил
И на немое: "Почему?"
Он тут же мне ответил:

"Пойми: лишь так уверен я,
Что кости не проснутся.
Она преследуют меня,
Лишь стоит ей очнуться
И не могу я убежать -
Она проснется снова
Чтоб вновь за мною наблюдать...
Попыток было много!
Нашел лишь в этих сводах я
Заклятие, наверно:
Лишь гранул тьма хранит меня,
И кости мне безвредны.
Коль верна форма у холма -
Не видят кости свет.
Могу представить я тогда,
Что мамы больше нет.

И день за днем на страже я -
Землетрясенья тут:
Лишь поколеблется земля -
И гранулы падут.

А я слежу за формой холма,
За абсолютно-черной тьмой.
И если что - я гранул снова
Выкладываю мрачный строй".

Гробницу мальчик тут воздвиг,
И дом его - могила.
И ниже земли,
Где нет ни души,
Он прячется от ужасного мира.

Увы, не сразу понял я,
Что все не верят в грезы,
И не секрет, что мы всегда
Тайком считаем слезы.

Гробницу мальчик тут воздвиг,
И дом его - могила.
Глубоко под землей,
Где не слышен прибой,
Он прячется от ужасного мира.


      [1] - Cтихотворение "Eldorado" Эдгара Аллана По.