Sopor Aeternus: Es reiten die Toten so schnell, or The Vampyre Sucking At His Own Vein (2003)

(Сказки о вампирах)
(перевод © Гробулька)

Omen Sinistrum | Дурной знак

      Лобзай безжизненную плоть, прогуливаясь в тусклом свечении сада тьмы. Роняя слезы, страх казни, ибо каждая душа голодает здесь.


Dead Souls | Мертвые души

      Прикрытье наше - добрые тени. Вдали от дробящих света лучей. Живем для охоты и смертоубийства. Ведь мы проклятые, дети ночи. Влачим неприкосновенность свою, минуя тысячи веков. И в ожидании ночи изнываем от собственного бессмертия.
      Серые толпы оскверняют склепы, покровы белокожные паля. Убейте нас хоть тысячи раз, мы так и останемся первозданны ...с болью своей.
      "Я - тел мертвых похититель... укравший собственный труп... истязающий себя для возлюбленных... склепов и могил."
      Погибель и гниение, разложения дух. Для нас не существует небес, впрочем, как и ада. И лишь стигматам под силу прервать угрюмое теченье прежних дней.
      Вязкий сон дарует поцелуй мертвого любовника. Но с повторным вздохом ты обретешь корону. В дни, когда тысячи светил губят лучами, мрачная прохлада криптов на страже меня и детей моих.


Stake Of My Soul *Infant* | Пожар души моей *Инфант*

      Обнажишь ли шею свою у пят прогуливающейся смерти? Тайно и самую малость, точно зная, что голова останется при тебе. Скажи, ну разве это не мило... на пару мгновений завладеть вниманием... "влюбленного"... обворожительного паразита. Почувствуй призыв собственных шрамов. Чтобы возжелать - соглашаясь - сделать свой первый шаг. Так каков ответ?


Beautiful Thorn | Чудесный шип

      Плющ манит тени так, будто утро взывает к росе... Губы ее - кладезь сладкой боли, праздно дожидаются тебя. Останешься один, как только мгла скует землю. И единственное, что останется - две крохотные раны в дар.
      Не позволяй разочарованию завладеть тобой! Ведь, когда склепы наши одолевает молчание, нас нет внутри. И если услышишь неземные голоса близ ушей своих, а зеркало не даст отражения. Знай, что мы рядом.
      И никому не под силу отыскать следы наши в ночи. А раны станут подарками для него, меня или нее...


Baptisma | Крестины

      Пусть дрожь благоговейная пронзает, ей восхищения уже не заглушить. "Вот же мое горло! - кричал он, голову склоняя... в безмолвии... лишь для него... *завоюй его бледную сущность, что нарушает равновесие в бархатной мгле... не медли... укус - и ты вновь почти бог... вероятно, ты уже и не приметишь, как овладеешь им... навеки... безвозвратно!*

            (...неслышно реки струятся...)

      Ангел, смерть дарующий, надругайся над моим зрением, в этом месте нет мне жизни! Расстояние между нами - наказание мне... ну же! разбей мою голову; ...Враг жизни, испей меня... даруй... смерть...
      Здесь он стоит обнаженный, бессильный возразить... и кровь... слезы крови струятся по белой коже. Вся суть покидает его чрез раны - ослабленная плоть к земле приникла... "Холодно, - шепчет он, - словно туманные скалы под мной, но скоро братом мне быть им."

            (...да, но этого еще не достаточно...)

      И это был тот момент, когда мне остался лишь он. Пришло время проститься с солнцем, пресечь зарю, оставив кучку белых костей за собой. Ты станешь плотью от моей плоти, нам дана одна кровь. Позволь мне взять то, что ты сам предлагал... разреши же... и тебя примут! Раздели удары моего сердца... будь моим сердцем???... а я только сделаю еще один глоток... познай красу любви!
      Еще один цветок в старинном букете. Новая роза распустилась в саду тьмы... и никто уже не вспомнит этого дня!
      ...слезы словно жемчужины, высшая ценность умирающего...


The Feast Of Blood | Пир кровяной

      Сегодня же был найден еще один. Безжизнен на холодных плитах храма, с ликом, теперь, навечно к спине обращенным... подобная кончина постигла многих до него.
      "Осушай бренных до последних судорог. Маскируй свой извечный мотив! Познай прощение, и изведаешь усладу наблюдения того, как тысячи падут..."
      Пир кровяной... сладкая трапеза под аккомпанемент рыданий. Тленный нектар, который ожигает изнутри. Столь манящий сорт вина, чей вкус неповторим. Позволь же отведать!
      Испробовал? Божественно, не так ли?
      Не будет конца этому пиру, пока последний из нас не поселится в аду.


Sopor Fratrem Mortis Est | Cон - смерти брат

      Сможешь одарить лаской мертвого, вступая в сад тьмы? Слезы роняя, забудь страх, ведь каждая душа голодает здесь.
      Столь призрачно безмолвие склепов наших. Скопища погибших рыдают непрестанно, но кто способен их услышать? Лишь сами мертвые!
      "Нам не встретить смерть. Нет! Не познать, как ни старайся. Убивают солнца лучи нашу едкую радость. Лишь укрытия наши всегда верны хозяевам своим."
      Морфей - Аиду кровный брат. Вкуси же мерную прохладу этого пристанища. Приближаясь к костным останкам, прими объятия мертвых рук. Сохрани память о каждом мгновении. Узнай прикосновение мягкого савана. Задержись под землей до конца света.
      "Крадись в шлейфе ночном, поправляя ожерелье из чеснока. Если сможешь найти пристанища наши, то хозяев не будет внутри. Поверь, нам действительно ...жаль... оставлять жилища без присмотра."
      И ночь за ночью, сценарий один. Со мраком начнется "струящийся" пир. Бесподобно трепетны души наши, а наигранная боль - жемчужина извечного представления.
      Как только мимолетный румянец дня спадет, начнется наше время.


The Dreadful Mirror | Стекло мучений

      Белы, будто снега, покоятся кости возлюбленного моего, в сухом бархате земли, под сводом старинным. И поступью неслышной невеста парит, дабы отпраздновать таинство любовное.
      Жизнь мою составляют лишь обрывки воспоминаний... Мечты непреложны. А сны священны. Расстояние - единственный залог существования зябнущей души.
      "Умолчи о неведомом месте, что сведет в геенну меня и наставника моего, пока есть шанс кружиться в дивном вальсе с живым мертвецом."
      Благоговея пред оковами земли у наших шей.
      Мне было виденье, словно я забрел в радужный мир. Вскоре слезы мои иссохли.
      Сны драгоценны, и я, будто спящий, пока... весьма далеко... становлюсь все более хрупким, от нескончаемых побегов своих.
      "Молю, забудем о пламене, в котором всем нам суждено горе(ть). Ведь степенно льется моя милая беседа с живым мертвецом".
      Преклоняем колени пред бестиями, что кормятся у шей наших.


Reprise | Реприза

      Дух последний испустил привязанный к клетке. Старый маятник обрел покой. *Время недвижно, точно железо у порога дома Смерти.* Хрупкие души наши плачут, запертые в свинцовых оковах сна.
      От былых цветов лишь прах остался, но аромат их ярок по сей день.
      Минуя гниль и грязь мирскую, безногий человек колена преклонит. Разум его в клетке томится, почти погребен, но еще способный изведать. Бесконечно мягки губы его, но их сковал холод ледяной. Воссоединившись с прахом и плотью, и кровью обрел он покой.
      "Простите это бесконечное падение. Дрожащий каркас остерегается солнечного блеска. Угасание - одинокая звезда низвергающегося небосвода".
      "Прими слезы мои"- ангел молвил. На небесных устах улыбка ханжи. Будто слеза, опали его крылья от единственного вздоха.


Birth-Fiendish Figuration | Рождение - шутка дьявола

      Разоблачены... Ладони пусты, как будто миры неземные. Мурашками измучены, двигаемся мы... туда, где обрывается начертанный путь. Кому предназначен тот долг, что выплачиваем до последнего вздоха? А истинные лица наши можно разглядеть, когда мы стоим спиной.
      Но знание правды не дает покоя, так и спешит покинуть уста.
      Похоже, пришло время поведать кое-что о себе: пусть ханже и предписано работать лицом, так знакомы эти маски и приторные улыбки. *Темные глаза разума способны отыскать правду*. Нелепость - проверенное оружие. У нас самый чудный враг - пустота.
      Противник, который ведает правду. Истина губит силы мои... что за жалкая игра?
      Недвижны члены мои, а организму рост не ведом.
      Беспомощны, мы избираем бегство. Держимся только... (чего же?) Проживаем на мели, у самых берегов. Земли наши постыдны. Превосходство - назначенный бич. Испытания и беды... преневозмогая боль... мы останавливаемся... и погибаем.


Penance & Pain | Наказание и боль

      Живые, взгляните на себя! Слепо кружитесь, верно теряя равновесие. Что вам ближе боль или все же наказание?
      Балет для мертвых и живых... кара? Кара или боль?
      Свет и тьма - две части мирозданья. Смерть, воскрешения ради, или бессмертная жизнь?
      Живым предписана одна ступень, а воскресшим - противоположная.
      Один живой, один немертвый...
      "Я больше не останусь среди вас. Немертвые куда лучше" - вот, что вымолвил бледный юнец.


Holy Water Moonlight | Святые течения лунные

      Немертв... все так же страдаю... бесконечно страдаю. Спасительное копье из древа, *пронзи же сердце!* - угадаешь судьбу этого древнего сердца?
      Святая вода успокоит раны мои.
      Сейчас все полюса окончательно извратились, ведь я так давно бреду по саду ночи.
      На свету мое сердце дожидается скупая слеза дьявола, и вероломные веки предадут меня, оскверняя тьму.
      Ночь наша сладка, не дает поводов для забот или заблуждений. И лишь один истинный враг, Аполлон.
      Боязно упасть... познать завершение мыслей.
      Святая вода осветит жизнь мою. Чудо вода уравновесит полюса. Твои серебряные лучи вернут жизнь и взгляд новый даруют... луны вода свята.


Über den Fluß | Под рекой

      Он пробужден... созвучен падению плотскому... фрагмент за фрагментом... возносящиеся в высь воздушную более, чем на десятки тысяч миль.
      Он молвит, будто был распят в низовьях гибельных небес. Врезались гвозди в ладони и стопы его, и очи той же мукой изничтожены. С вызовом всем силам мирским, здесь он повешен. С лицом вязкой грязью дорожной черненным. Ведает все минувшие тайны... не разрешай ему поделиться!!!
      Из угрюмых деревьев можно выпилить сотни распятий. Кровь будет струиться вглубь израненных корней... хлынет... будет медленно спадать с листьев.
      Все уж готово к жертвоприношенью. Ваш поводырь - убогий оборванец, чье лицо полно не скрытым злорадством.
      Он знает все о себе, так не пускайте же его близко.


Dark Delight | Мрачная услада

      Руки возложит в горячей мольбе, меж ладоней цветок удержав... сегодня я тот, кто проводит тебя к мечте...

            (...не знать мне радости от сна...)

      Этой ночью мне велено вновь возвратить тебя к жизни, но не телом бренным, а духом вечным.

            (...от сна мне радость не познать...)

      Подойди же, ясно чувствую голос твой. Но в действительности это вовсе не я, и неизвестно, что мы станем делать.
      Обрывки воспоминаний к дрожи призовут. А когда от забытья отойду, в ладонях собственных найду родную душу.
      Очевидно одно - они найдут тебя. Лишь только ты встретишь сон вновь. Сквозь ущелья и распятья, завтрашней ночью все случится вновь.

            (...от сна мне радость не найти...)