Sopor Aeternus: The Inexperienced Spiral Traveller - Aus dem Schoß der Hölle ward geboren die Totensonne (1997)

(Неопытный путешественник по спирали - Из лона ада родилось Солнце Мертвых)
(перевод © Morgana Himmelgrau)

      Говорят, если забудешь мертвых, они умрут снова... Я стою здесь, украшенный ОТТЕНКАМИ Смерти, пытаясь найти свой путь, который, кажется, открывается только в течение фактических мгновений, когда шагаешь... шаг за шагом. Странно то, как всё изменяется, а всё действительно изменяется; беспрерывно и неостановимо. Порой я чувствую, будто теряю себя, но в чем теряю, я в действительности не знаю. Внутри себя, СНАРУЖИ или в ПРÓКЛЯТОЙ и серой ничейной земле, что лежит посередине? Порой очень тяжело верить, быть ИСТИННЫМ верующим, когда все чувства, все значения СКРЫТЫ ПОКРОВОМ. И все же, всегда есть знаки, голоса, краткие мгновения ЗНАКОВОГО смысла - такого МНОГОЗНАЧИТЕЛЬНОГО подтверждения правильности наших действий. Знаки у дороги, которые становятся эффективными только после того, как свершится СОБЫТИЕ, зовущее из ПРОШЛОГО, чтобы заставить нас помнить. Счастье - скоротечно и ПАМЯТЬ о нем вскоре исчезает... всегда. Лишь боль длится долго, она переживает время, ее оттенки никогда не станут бледнее. Боль вездесуща... хотя порой она остается БЕЗМОЛВНОЙ... где-то позади, однако всегда рядом, всегда в готовности. Я стою здесь в новом свете. Услышав послание смерти, я заклинаю о руководстве и помощи. Я созываю духов прошлого. Обретите мою любовь, которую я посылаю ВАМ, защитите древние руины и дайте мне свое благословение, как я посылаю вам свою любовь. Подхватите меня, если я упаду, и хотя я знаю, что вы не можете дать мне надежды, я прошу вас поддержать меня в любой момент, когда я почувствую нужду прильнуть к вашей одинокой груди... даже если это произойдет на краткий миг. Я благодарю вас за все те мысли, которым вы научили меня, это - высочайший и самый священный дар, который могут оценить лишь немногие... возможно, даже никто в этом мире. Я благодарю вас за вашу красоту... вашу инаковость. Ваша сущность лежит за пределами слов, вне пространства и вне времени...


Верному другу

Было время, когда покорение боли было единственным,
На что я мог надеяться, было единственной моей целью.
Счастье или радость - просто бессмысленные "не-слова",
В любом случае, они были нежеланны,
Поскольку определенно были неуместны.
Всё, чего я хотел, это заглушить голоса,
Остаться на краткий миг в темноте, одиночестве и холоде.
Как я желаю, чтобы мой разум,
Безмолвно летящий сквозь пространство,
Мог избежать телесной темницы,
Пока я лежу в оковах и с кляпом во рту.

Сегодня мой кругозор странным образом расширился, -
Это не идет ни в какое сравнение с прежними временами, -
Но ничто не стало легче, я всё еще борюсь за свободу.
Тысячи различных образов осмеливаются теперь
Появляться перед моим взором,
Но они приходят и уходят нетронутыми,
Потому что я всё еще не могу видеть.

В истинной тьме нет иного выбора, как осознать
Бесполезность глаз, порождающих образы от собственного отчаяния.
Здесь глаза не способны ни на что, кроме угасания,
И если так случится, что я отождествую себя с ними,
То их же судьбу и разделю...

Ты был со мной все это время - все это время!
Таким бессмысленным был мой страх.
Как мог я думать, что потеряю тебя,
Если мы с тобой связаны и ты - часть меня?!

Именно твоя вездесущность определяет путь,
В котором я существую,
Путь, через силу ведущий меня в те края,
Которым я принадлежу,
Путь, открывающий мои глаза,
Чтобы я мог увидеть истинную сущность своего "я",
Отвергая препятствия внешнего мира.

В одиночестве боли ты приносишь уединение моей душе,
Гарантируя поддержку единственному, что я знаю:
Моей естественной и явной инаковости.
Возлюбленный давний друг и спутник на всю жизнь,
Без тебя я превратился бы в ничто.
Твое могущество наполняет и хоронит меня,
Но в то же время новая сила рождается в моей душе.

Возлюбленный давний друг, приносящий печаль,
Покров, похожий на тень,
Почти вещественный, настолько ты реален,
Ты скользишь сквозь меня,
Будто я - всего лишь мембрана,
Мои чувства так противоречивы,
Когда мои раны сопротивляются исцелению...


Во вселенной перемен и постоянного движения
Я расчитываю на тебя, ибо знаю, что ты пребудешь вечно,
Будучи моей тьмой и основой величия,
Исток, дарующий свет, как самое насыщенное прошлое.
Ты - "транс-формация", источник понимания,
Ты - сила, ослабляющая меня.
Когда бы легкость бытия ни стралась унести меня прочь,
Ты накрепко связываешь меня с землей.
Ты - холод моей зимы, вечная сатурно-сфера,
Оцепеневшая и замерзшая, с логикой, холодной как лед.
Я шагаю по миру, в удивлении глядя на живых,
Не будучи в состоянии разделить их странный восторг.

Возлюбленный давний друг, приносящий печаль,
Покров, похожий на тень,
Почти вещественный, настолько ты реален,
Ты скользишь сквозь меня,
Будто я - всего лишь мембрана,
Мои чувства так противоречивы,
Когда мои раны сопротивляются исцелению...



Неопытный путешественник по спирали (Фрагмент)

Всё вокруг - лишь иллюзия и придумано мной,
И все же я бессилен ее избежать,
Я заперт в собственных фантомах
И мои бедные глаза не видят цели.

Никогда ответ не сможет быть во внешнем,
Он всегда лежит во внутреннем, спит глубоко во мне,
И все же чей бы взгляд ни заглядывал внутрь,
Мне нужно новое зрение, новый смысл бытия.

Время - подобно и месту, и состоянию,
А я - внутри, ибо я его источник,
Заключенный в своем собственном творении,
Пребывая в отчаянном поиске своего истинного "я"...


Мемалон

Кто тот старик,
Который наполняет мое сердце величайшей болью,
Хотя его имя остается неуслышанным?
Ай, ай, ай...

Я смотрю на тебя и истинные слезы
Сотрясают мой вечный сатурнический мир.
Кто тот старик,
Чей образ выжжен на дне моей души?
Ай, ай, ай...

Ты отталкиваешь меня и возносишь наверх.
Я жажду знать причины и того, и другого.
Кто ты, которому я поклоняюсь?
Каково имя Того, кого я видел?
Скажи мне, как тебя достичь,
Пред тобой я склонил бы голову в благоговении.
Ай, ай, ай...

Ты говоришь со мной,
Но что я слышу?
Мы никогда на самом деле не соприкасались...
Таков облик моего величайшего страха.

Жестока, жестока, жестока...
Вуаль, за которую я стараюсь проникнуть, -
В разных мирах мы живем,
Стараясь развеять то, что нас разделяет.
Ай, ай, ай...

Я приникаю лицом к этой страннейшей стене-мембране
И отчаянно зову тебя
Из мрачнейших глубин своей одинокой души.
Туман измерений, через который, похоже,
Не позволено заглянуть,
Или же, возможно, это просто наш "уровень"
Не представляет интереса,
Поскольку он просто слишком примитивен.
Ай, ай, ай...

Правда ли то, что лишь сила воинов
Может покорить туман и быть тем самым завоевана?
Ты превращаешь иллюзию голоса...
Мое желание вновь увенчано очередным поражением.

Если возникнет сомнение, я ослабею
В страхе, что однажды исчезнут все образы.
Покорившись, заглянув в себя,
Я призываю своего усопшего возлюбленного в его могиле.
Ай, ай, ай...

Мои глаза мельком увидели тебя,
Теперь я снедаем жаждой принять твой мир.
Расстояние растет, мы удаляемся друг от друга.
Какая польза от глаз, если они не могут видеть?
Услышь меня в моей тьме, прошу, дождись меня,
Я найду путь.
Я обещаю, что стану сопротивляться потокам,
Пока наконец не соединюсь вновь с тобой...
Ай, ай, ай...


Воспоминания - места, где бродят призраки (Порожденная дьяволом форма, вариация)

Разоблаченные, с руками пустыми как противоположное пространство,
Ползком направляемся мы туда, где расположено последнее пристанище.
Кому предназначен тот долг, который мы вынуждены, вынуждены платить?
Настоящие лица осмеливаются появиться только тогда, когда мы отворачиваемся.
Истина обнаруживает себя - яви себя!

Лицо, предприсанное лицемерам.
Мы знаем маски, знаем их искусственные улыбки.
Черное око рассудка должно разбить ложь.

Искаженные образы все прозрачны для нас;
Фантасмагория, такое полезное оружие,
Неэффективно против нас...
Враги, владеющие знанием истины.
...Меня тошнит от истины,
Что за жалкая игра!

Парализованы до мозга костей,
Осуждены на прозябание,
Осуждены на одиночество,
Беспомощно мы убегаем, мы тянемся к...
Выброшены на берега...
О, возлюбленная бесстыдная сторона!
Наше горе - в совершенстве, злоключениях и несчастьях...
Предпочитая нашу боль, мы остаемся и умираем...

Знакомо ли тебе мое имя?


Синхронизация (Сатурну:Ориону)

Сатурн-Орион, Сатурн-Орион,
В ночи мы зовем Сатурн-Орион.
Ощути, как за этой тьмой встает Юпитер.
Путешествуя в безмолвии, мы транс-формируем наш разум.
Ощути позади этой тьмы восход Юпитера, -
С открытым духом станем мы ЕДИНЫ.


Мертвый свет (Дитя пред ликом времени)

Изменяя пространство, закрываю глаза я.
Я путешествую, хотя в то же время я недвижим.
Я ищу тебя, и тебе понятно,
Как успешно избегает моего сознания
Цель моего путешествия, которой должен быть ты
По эту сторону аморфных границ, которых не знает никто.
Самая трагичная из всех вселенных,
В которой я существую, хоть и далек от жизни.

"Знание", которое принуждает меня
Смотреть на тебя, как на иллюзию,
Потому что оно, будучи однажды воспринято,
Служит тому, чтобы этим путем дальше идти.
Нет, лучше я вознесу тебя к истине
Тем, что назову тебя частью своего "я"
И, пожалуй, таким образом
Узнаю самую значительную истины часть.
Я - цель путешествия через пространство,
Которое я, сам оставаясь бездвижным, искажаю.
С закрытыми глазами, но всегда зрячий,
Узнáю я пробуждение нового смысла.
Из тьмы во тьму, да, я знаю,
И я сожалею об этом.
Песнь о боли бесполости,
Необходимый отрезок во времени.


Позволишь ли поцеловать твою рану?

Позволишь ли поцеловать твою рану?
Может быть, это исцелит мою душу,
Освободит меня из этой могилы,
Осветит мою тьму, поможет обрести целостность.

Позволь мне взять тебя за руку,
Тогда вместе мы отправимся в полет
В то одинокое место, где сможем умереть
Как возлюбленные.

В страну такую мрачную, где светят семь лун,
Где вечная ночь, где в небе - тысячи звезд,
И все же для нас нет света...
Нас там свет не ждет...

Позволишь ли поцеловать твою рану?
Может быть, это исцелит мою душу,
Освободит меня из этой могилы,
Осветит мою тьму, поможет обрести целостность.